Группанализ
Добрый день. Сегодня такой вопрос: как я стал заниматься семейной психологией и психотерапией супружеских пар. Сразу скажу, я стал заниматься недавно. Лет 7-8 назад, с 12-го года. До этого, когда у меня приходили пациенты и говорили: «У меня проблемы в семье, с мужем», я всегда отправлял их к своим коллегам, которые работали с семьями. Дело в том, что у меня было убеждение, оно и до сих пор такое, что мне в семейной жизни просто повезло. Повезло с женой, что мы друг друга понимаем. И все. Там либо тебе повезет, либо не повезет. У меня было такое убеждение. По большому счету, оно и до сих пор такое. Поэтому я себя чувствовал каким-то полным профаном в семейных тонкостях, я не понимал, какие там могут быть проблемы и, почему нельзя договориться. Почему люди могут ругаться, бить друг друга, еще что-то. Коллеги, которые работали с семьями все были разведены или в состоянии развода, или состояли в конфликтных отношениях. Как-то так получалось. Это не обязательно. Просто на тот момент, когда я общался с людьми, со своими коллегами и отправлял им пациентов, как-то так получалось, что они все в конфликтах. И мне казалось, что хороший семейный психотерапевт должен быть разведенным, с тяжелой семейной историей. Чтобы у него был какой-то жизненный опыт. Я не подхожу под эту роль. Я даже и не думал заниматься семьями, но случилось такое событие, что я захотел заниматься психотическими пациентами. Причем психотическими пациентами не в стационаре, а в частной практике. Там есть одна особенность, когда ты работаешь с тяжелыми пациентами, что тебе нужно заземлиться, заякориться. Если ты работаешь в стационаре, то стены психиатрического стационара, метафорически кирпичная мать, она дает вот эту укорененность. А в частной практике укорененность могла дать только семья больного. И, поэтому мы брали и берем. Если мы берем тяжелых пациентов, то мы обязательно берем его семью, его родных, работаем с ними тоже. Поэтому я начал работать с семьями. Процесс наработки новых знаний уже был отработан. Что ты берешь супервизора, специалиста, который специализируется именно по данной терапии, по данным пациентам, и берешь все, что можно взять по данному типу расстройств и работаешь. У нас был опыт и с системными супервизорами. Причем, мы как-то выбирали обычно самых таких, лучших. Системные семейные супервизоры, по хейли, психоаналитические. Мы работали по Витакеру, со сверхбольшими семьями, когда мы брали и родственников, и знакомых, и несколько поколений, бабушек, прабабушек. И там любовницы. То есть, мы пробовали разные подходы, чтобы понять, как это вообще работает. Нарабатывали такой опыт. И, через какое-то время почувствовали, что лучше всего с такими пациентами, и вообще дисфункциональными семьями, супружескими парами работать. Психоаналитический подход, когда ты выискиваешь смысл. Или создаешь части, которые создают новые смыслы. Вот так вот я и начал работать с семьями. Не думал, не гадал. Но, через какое-то время я увидел какие-то феномены, как семейные защитные механизмы, когда у всей семьи есть похожие паторные, как они реагируют на разлуку, как они реагируют на боль. Как они реагируют на утрату, как они защищаются от этой тревоги, этой боли. В зависимости от уровня структуры личности конкретного человека в этой семье, он конечно, будет отличаться, но характерологические основы этих механизмов в семьях достаточно одинаковые. И мне это было дико интересно, и продолжает быть дико интересным. В 13-м году или в 14-м, не помню. В 13-м начали с интенсивов. Мы взяли супружеские пары и работали с группой супружеских пар. Был хороший опыт в работе с психодинамическими группами. Почитали, как это делали западные коллеги и сделали группу супружеских пар. Была очень долгая проблема найти супервизора, потому что с парами никто не работал, и не представлял, как с этим можно работать, пока мы не нашли одного очень хорошего супервизора, который нас супервизировал несколько лет. Вот, краткая история, как я стал заниматься семейной терапией. Всем спасибо. Задавайте вопросы, буду отвечать. До свидания.